Монахиня культуры: киевский гид и эссеист

Нет уже среди нас тихого скромного человека, влюблённого в Киев и проводившего авторские экскурсии по Киеву и писавшая интересные статьи о нашем родном городе в самых разных киевских газетах — небезызвестной Ирины Плотниковой.

Ирина Владимировна Плотникова — кто она?

Ей всегда были дороги Киев и Украина. Произведения Ирины Владимировны были подчинены единственной теме: “Киев Родина нежная”. Так словами ее любимого киевлянина Александра Вертинского Плотникова озаглавила свою книгу, отрывки из которой печатались в газетах. Все, кому небезразлична история Киева, жизнь и творчество лучших представителей украинской культуры, помнят ее очерки, – нет, скорее эссе. Их было много и в разных газетах, в какое-то время даже в “Зеркале недели”. 

И пусть не до всех доходила ее излишняя дотошность, но в этом и была важная, отличительная черта ее творчества, я бы даже сказал, научного поиска и исследований.

 Ее методической разработке экскурсии в знаменитый Густынский монастырь мог позавидовать коллектив какого-нибудь научного института.

Ирина Плотникова и её экскурсии по Киеву в независимой Украине

После распада СССР, прекратилась деятельность советских профсоюзов и многочисленных бюро путешествий и экскурсий не только в Киеве, но и по всей Украине. Две сотни штатных экскурсоводов бросились искать работу: кто продавать газеты, обувь, кофе, а кого, – таких было немало, – жизнь опустила на самое дно человеческого существования.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Элеонора Рахлина — киевсеий экскурсовод, который уже стал легендой

Ирина Плотникова одна из немногих, кто не изменил своей сути. И, не упуская возможности, она проводила индивидуальные экскурсии по Киеву, не теряя надежды, ждала возможности проявить свои недюжинные способности в созидании.

В конце концов, Ирина Плотникова нашла возможность обновить давно уже устаревшие с советских времен экскурсии по Киеву и Украине. Она даже получила необходимые средства для того, чтобы можно было создать новые авторские прогулки по Киеву с гидом.

СПРАГА ПРЕДЛАГАЕТ: Лучшие экскурсии по Киеву и туры по Украине. Записывайтесь и приходите.

Так, даже сегодня некоторые разработанные ею прогулки проводятся на регулярной основе и на них с большим удовольствием приходят ценители нашего удивительного города. Знают ли они, что экскурсии разработаны монахиней культуры Ириной Плотниковой? — не известно.

И о личной жизни экскурсовода

Личная жизнь Плотниковой проходила не на кухне своей квартиры, – у нее вообще не было собственности. Потому что, в отличие от всех людей, ее семья состояла из Николая Гоголя, Александра Пушкина, Михаила Булгакова и, особенно, она обожала тихого, но прекрасного поэта, настоящего патриота нашего города Николая Ушакова. Я помню, как мы вдвоем ходили к вдове поэта Татьяне Николаевне. Вспоминаю их неторопливый, как журчание ручейка, разговор о прекрасном. Родной двор ее был не у дома, а тихий, неприметный дворик – возле Покровского монастыря, а экскурсии, которые она проводила, были созвучны песням Окуджавы и Галича о волнующих с детства площадках и подворотнях. Личная жизнь инокини Нектарии, в миру Натальи Долгорукой, первой отечественной писательницы, Плотникову интересовала больше, чем своя. В своих персонажах, писателях и художниках, Ирина более ценила среду обитания, чем способ жизни. 

Последние годы. Последние дни.

В своем любимом “Музее одной улицы” Ирина Владимировна Плотникова провела последние годы жизни. Выставка, из которой она вышла и не вернулась, называлась “Осенний сон” и была посвящена любимому Константину Паустовскому. Этот писатель учил нас в обыденности находить свою особенную личностную красоту, которая спасает не Вселенную, а простых людей со своим громадным внутренним миром. Ирина была хранительницей не столько экспонатов музея, а скорее передатчиком того духа, которым обладает это прекрасное собрание. 

Казалось на первый взгляд, что Ирина плохо видела. Но за толстыми очками скрывались глаза, смотрящие насквозь, видящие самую суть с этими дорогими для нас людьми и вещами. 

Такой скромной, незаметной, более углубленной в историю своей Родины, чем в свой быт, она и ушла. Одиноко, тихо и незаметно. Ее нашли с телефонной трубкой в руке, и можно предположить, что она пыталась обратиться за помощью к друзьям, ожидая ее скорее, чем от государства.

Прискорбно, но мы даже не знаем, когда перестало биться ее сердце.