УСАДЬБА АНДРЕЯ МУРАВЬЁВА (Андреевский спуск, 38-36)

На месте современного исторического музея в Киеве находилась в свое время одна очень интересная усадьба. Принадлежала она одному интересному человеку – Андрею Муравьёву. Экскурсоводы, которые в наши дни проводят экскурсии по Киеву, рассказывают много интересного о данной усадьбе. В прочем, можно пойти на экскурсию, а можно просто прочесть. И об усадьбе и о человеке.

Андрей Муравьёв в течение жизни много путешествовал. Особенно он любил Святую Землю, откуда привёз множество памятных вещей, расположенных в его приёмной. Для их хранения Муравьёв изготовил кисты, в которых всеобщее внимание привлекали привезённые из Иерусалима пальмовые ветви. Сам Андрей Николаевич связывал с ними происхождение знаменитого стихотворения Михаила Лермонтова «Ветка Палестины», посвящённого ему автором. 

Андрей Муравьёв: кто он?

Андрей Муравьёв был автором популярнейших записок «Путешествие по святым местам», изданных в 1832 году, о которых Пушкин писал: «С умилением и невольной завистью прочитали мы эту книгу…», а также многочисленных сочинений, благодаря которым светское общество обратилось к духовной теме. 

Портрет А. Муравьёва. Автор: М. Ю. Лермонтов

Киевом он был очарован с юных лет. Неоднократно возвращаясь на берега Днепра, Муравьёв непременно посещал Андреевскую церковь, храм, к которому относился с особым почтением и благоговением. Из путешествия по Палестине Андрей Николаевич привёз церкви духовный дар – частицу мощей апостола Андрея в серебряном ковчеге. 

В 1843 году, во время очередного визита, ему впервые пришла мысль приобрести какую-либо усадьбу в окрестностях церкви и остаться здесь навсегда. 

«В самом деле, – писал А. Муравьёв, – трудно вообразить себе картину более очаровательную той, какая открывается во все стороны с паперти Андреевской церкви. Зелёный, обрывистый скат горы усеян белыми хижинами и огородами. У подошвы горы, красивый город Подол, наполненный обителями и церквами, широким мысом вдаётся в мимотекущий Днепр. С высоты паперти можно видеть, как необъятная дебрь теряется за дальним небосклоном, а цветущая долина тянется вдоль берега. Подгородние слободы Киева и весёлые дачи, с колоннадами итальянских тополей, оживляют сию роскошную картину…» 

Как и где появилась усадьба?

В 1857 году Андрей Муравьев купил на Андреевском спуске усадьбу, которая нынче числится под № 36-38. Средства же на покупку, большей частью, были предоставлены императором Александром II. Поначалу Муравьёв жил в городе лишь в тёплое время года, а на зиму уезжал в Петербург. Окончательно перебравшись на Андреевский спуск в 1865 году, он столкнулся с большой проблемой, которую ранее не замечал.
«Как только решился я поселиться в Киеве, под сенью моего ангела, Первозванного Апостола, и начал устроять свою усадьбу против его церкви, я невольно обратил внимание на тот материальный и нравственный упадок, в котором находился сей чудный храм и вся окружающая его местность. Горы кругом были изрыты весенними протоками от натиска снега и всякой нечистоты, которую тут бросали. Но ещё ужасней была нечистота иного рода, обратившая в посмеяние само имя Андреевской горы. Честные люди не могли на ней селиться, потому что почти вся она от верха и до низа была усеяна так называемыми домами беззаконной терпимости, где всякую ночь происходили буйства при неистовых криках и смрадных песнях…» – вспоминает Муравьёв.

Подробнее об этом вы можете прочитать в публикации “Андреевский спуск XIX века: публичные дома”

Андрею Муравьёву удалось очистить от поругания священную гору, и в один год постепенно закрылись все публичные дома. Изгнанники переехали сначала На Подол, на Нижний Вал, а затем на Ямскую улицу. На Андреевский же спуск пришли покой да благодать, а Муравьёв занялся спасением шедевра великого зодчего Растрелли. 

Освящение публичного дома. 1900 год. АВТОР: Е.В. Маковецкий

Грунтовые воды и неустойчивость Андреевой горы в середине XIX века сделали своё дело: гора вместе с храмом, несмотря на все ухищрения архитектора Мичурина при строительстве, начала медленное движение в сторону Днепра. Невероятные усилия, приложенные А. Муравьёвым для спасения храма, дали свои плоды: оползни приостановили устроив дренажную систему. Церковь отремонтировали и приобрели две огромные картины-иконы: «Проповедь апостола Андрея» и «Выбор веры князем Владимиром». Муравьёв обратил внимание и на обширные подземелья церкви, которые были в запустении и во время войны служили темницей для пленных турков. Он устроил в этих катакомбах церковь во имя Преподобного Сергия Радонежского, украсив её чугунным двойным иконостасом с изящными иконами. За такие деяния Муравьёв был неофициально объявлен спасителем Андреевской церкви и в ней погребён. 

“Проповедь апостола Андрея”. АВТОР: П.Т. Борисполец

Перед своей кончиной Андрей Николаевич в который раз спас Киев от разорения, когда граф Тотлебен запланировал перестроить фортификационные укрепления города на случай войны по типу севастопольских. Муравьёв писал: «Но вот настала критическая минута для Киева… Не довольствуясь настоящею крепостью, которая разорила в своё время всю Печерскую часть города, теперь положено было укреплять Старый город и воздвигнуть батареи на полуразрушенных валах Миниха… Я подал записку Военному министру, когда он посетил меня, и вскоре пришло успокоительное известие, что ограничатся одними внешними укреплениями». 

При непосредственном участии Андрея Николаевича Муравьёва Андреевский спуск приобрёл тот облик, который в общих чертах сохранился и сейчас. Была вымощена булыжная мостовая и устроены тротуары из жёлтого киевского кирпича. 

В разное время в доме А. Муравьёва на Андреевском спуске гостили будущий император Александр III с супругой, Великие князья, герцоги и принцы, а также такие знаменитости, как поэты Алексей Апухтин, Фёдор Тютчев и композитор Пётр Чайковский. 

Значение Андрея Николаевича Муравьёва в жизни Киева и в особенности Андреевского спуска было сформулировано митрополитом Арсением в ответе на вопрос Великого князя Николая Николаевича: 

  • Какую, собственно, должность занимает Муравьёв в Киеве?
  • Защитник православия!..

Судьба усадьбы после смерти блюстителя Андреевского спуска

Спустя несколько десятилетий после смерти Андрея Николаевича Муравьёва в его усадьбе по Андреевскому спуску разместилась лечебница женских болезней доктора П. Нейштубе с постоянными кроватями от 3 до 8 рублей в сутки за содержание и лечение, что на те времена было весьма значительной суммой. 

Пётр Тимофеевич Нейштубе был более известен в городе как главврач Еврейской больницы на Лукьяновке и специалист по женским родовым травмам. Будучи учеником И. М. Сеченова, он успешно окончил Санкт-Петербургский университет и медицинский факультет Харьковского университета, работал во многих столичных клиниках и родильных домах. Возглавив Киевскую еврейскую больницу, он фактически организовал, построил и вывел её на европейский уровень. 

Усадьба Андрея Муравьёва. Мимо этого дома ежедневно проходят экскурсии по Киеву
Андреевский спуск, 38

В начале 1910-х годов в этом же доме на Андреевском спуске проживал известный киевский врач-педиатр Иван Павлович Воскресенский (1873-1966), второй муж Варвары Михайловны Булгаковой. 

Иван Павлович Воскресенский был любимым учеником Ф. Г . Яновского и однокурсником знаменитого хирурга-архиепископа В. Ф. Войно-Ясенецкого. А в 1913 году Михаил Булгаков, после своей женитьбы на Татьяне Лаппа, проживал некоторое время в квартире своего отчима в доме №38.

ТАКЖЕ РЕКОМЕДУЕМ: Киевские ведьмы – кто они?