Киевские ведьмы — кто они?

Те, кто посещают экскурсии по Киеву, наверняка много раз слышали истории о ведьмах и колдунах. Но почему же об этом так часто говорят киевские экскурсоводы?

Благодаря бессмертному Гоголю известно, что в Киеве видимо-невидимо ведьм, и едва ли не каждая торговка на базаре – тоже ведьма. 

Помню, как в конце 1970-х годов на прогулке по Старому городу не молодой уже московский художник Евгений Кропивницкий вполне серьезно спросил: «А правда, что в Киеве много ведьм?»

«Возможно, – ответил я. – Ведьмами называют и приятных, и неприятных женщин. Если собрать всех вместе, наберется немало». 

Это была шутка.
Но кто такая «ведьма» на самом деле? 

Почему гоголевские ведьмы торгуют на базаре? В народных преданиях речь идет не о торговках, но о настоящих сатанистках, пособницах дьявола, которые ненавидели и сживали со света добрых людей, губили свои души за право владеть таинственными знаниями и посещать ежегодные сборища нечистой силы на Лысой горе. 

В Европе таких гор было множество. В Германии их называли «брокенами». В православном мире нечистая сила собиралась почему-то только в Киеве или его окрестностях. 

Правда, в разные времена места её сборищ менялись, и таким образом Лысых гор и у нас было несколько. Роль киевского «брокена» доставалась то Киселевке, то Михайловской горе, на которой теперь парк «Владимирская горка», то Девичь-горе за Лыбедью, то Юрковице, то Западинским холмам вблизи Приорки, то Верхней Соломенке над Лыбедью. На Левом берегу шабаши происходили на легендарной полосе песчаных холмов, идущих вдоль Чертороя от Никольской слободки в сторону Вигуровщины. 

Лысая гора над Иорданским монастырем на Подоле. Экскурсии по Киеву часто проходят по этим местам
Лысая гора над Иорданским монастырём

В отличие от фольклорных «приспешниц сатаны», киевские ведьмы (о которых часто слышат те, кто псещает экскурсии по Киеву), от людей не прятались. Во все времена их «брокены» располагались у самой городской черты и непременно (!) неподалеку от больших дорог. Они были как бы «привязаны» к многолюдным местам, хотя никогда не приближались к усадьбам горожан вплотную. Если поселения вблизи «брокена» исчезали или перемещались на новое место, – туда же переходило и место сборищ «нечистой силы». Например, в литовские времена перевоз через Днепр находился напротив Подола. Между Вигуровщиной и Троещиной стоял замок князя Симеона Олельковича. В этом же районе располагались постоялые дворы, летние дома (дачи) знати и богатых горожан. Тогда здесь было самое многолюдное место в окрестностях Киева. Соответственно и «брокен» находился тогда вблизи теперешней Вигуровщины, на северном конце упомянутой Черторойской косы. В XVIII веке наиболее оживленной дорогой на Заднепровье стал Черниговский тракт, шедший с востока к новой переправе напротив Печерской крепости. Туда же переместился и «брокен». На карте М. Берлинского, приложенной к его путеводителю 1820 года, Лысая гора обозначена вблизи Никольськой слободки, т .е. уже на южном конце той же Черторойской косы. Таким образом, киевские ведьмы оставили опустевшие окраины Вигуровщины и перебрались ближе к процветавшей в те годы слободке. Несвойственную фольклорным «бісовським жінкам» общительность проявляли также ведьмы Правобережья. Они собирались и бесновались на глазах у всех. Никто ни от кого не прятался. Напротив, их «бесовское» пение и танцы у ночных костров открыто демонстрировались горожанам (уже одно это противоречило правилам сатанистов, вершивших все свои дела тайно).

В древнейшие времена ведьмы располагались у самых городских стен. (внутри современной застройки). По преданию, они раскладывали свои огни на горе Щекавице. Позже «брокен» передвинулся на теперешнюю Киселевку. Летняя резиденция киевских князей находилась тогда в Вышгороде, а путь туда начинался у Подольских ворот, в начале нынешнего Андреевского спуска. И хотя многие мистические экскурсии по Киеву в наши дни часто начинаются от Андреевской церкви, трудно поверить, что сатанинские сборища в древности происходили вблизи великих святынь города — Десятинной церкви и Софийского собора. Но, очевидно, так оно и было. 

По сообщению известного историка города Николая Сементовского, во времена польского господства Лысая гора располагалась за стенами Михайловского монастыря, на так называемом Крещатицком беремище, у Боричева спуска.

То есть, ведьмы собирались где-то вблизи от того места, на котором в XIX веке возвели памятник князю Владимиру.

В XVII столетии, пишет он, эта местность имела название Кучинской горы, поскольку какой-то пан Кучинский посадил там сад, вырубленный во время миниховой реконструкции старой Киевской крепости.

 Несколько мест, на которых когда-то собирались киевские ведьмы —
несколько мест где в наши дни часто проводятся экскурсии по Киеву

Лысая Гора на Юрковице в Киеве. Фото 1977 года
Лысая гора на Юрковице. Фото 1977 года.

Кучинская гора, по рассказам киевлян, долгое время была главным сборным пунктом ведьм, оборотней и упырей. Они слетались сюда со всей Украины, а потом перелетали за Днепр на левобережную Лысую гору, которая также тогда «функционировала». 

Выходит, что в XVII ст. у киевских ведьм было не одно, а два места для шабаша. Почему древняя традиция была нарушена и дотоле единый киевский «брокен» разделился на две Лысые горы по разные стороны Днепра? Очевидно, в этом предании отразилась историческая ситуация конца XVII начала XVIII ст., когда Украину поделили между собой Польша и Россия. Разобщенность реальной жизни давала о себе знать и в явлениях так называемого астрального плана. Ведьмы из Гетманщины собирались на Черторое, а «коронные» на Михайловской горе. 

Лрепостные сооружения лысогорского форта
Фото 1986 года

В XVIII ст. очень важное значение приобретает торговый путь из Киева на юг через Васильков, где находилась таможня. Как и следовало ожидать, тогда же возникает наш единственный южный «брокен» – Лысая гора над устьем Лыбеди, на древней Девич-горе. С появлением нового места шабаша нечистая сила левого и правого берегов Днепра вновь объединилась. Современники видели в этом отражение больших перемен в жизни самого народа. До этого времени полтавцы и черниговцы называли украинцами только себя и отказывали в этом жителям других областей. Объединение ведьм наводило на мысль об устарелости такого мнения. «Не хотите вы, украинцы, — говорит В. Даль в повести «Ведьма» (1837), — признавать киевлян своими, а зачем же ведьмы ваши на поставление [шабаши] летают под самый Киев, на Лысую гору? Что, не правда моя?». 

В. Даль. Цитата из повести «Ведьма» (1837):

Не хотите вы, украинцы, признавать киевлян своими, а зачем же ведьмы ваши на поставление летают под самый Киев, на Лысую гору? Что, не правда моя?
Шпангенберг. Вальпургиева ночь. 1863

Эта местность сохранилась до наших дней во всей своей первозданной красоте с пасмурными лесистыми ущельями, ковыльной степью и древними дубами. Ее «демонической репутации» содействовало и то обстоятельство, что здесь, в Лысогорском форте, во время революции 1905-1907 гг. и в последующие годы казнили уголовных преступников и политических заключенных. 

Лысая гора считалась тогда самым страшным местом во всем Киеве. Не напрасно Иван Нечуй-Левицкий, описывая пожар, бушевавший на складах гавани в 1910 году, вспоминает и адскую гору над Лыбедью: «Мне невольно припомнилась Лысая гора над Днепром ниже Киева, полная висельников, где каждая пядь земли под виселицами напоена человеческой кровью и покраснела от человеческой крови, как покраснели от страшного пожара горы и Днепр». 

Сегодня здесь заповедная зона лесопарка. Но худая слава не оставила этой местности. Городские маргиналы, мня себя наследниками старых киевских сатанистов, ежегодно устраивают среди романтических пейзажей Лысогорского форта свои «Вальпургиевые ночи», а лучшие киевские экскурсоводы регулярно проводят в это место свои экскурсии.

КСТАТИ, РЕКОМЕНДУЕМ: Лучшие экскурсии по Киеву и туры по Украине от СПРАГА.инфо.

Почему киевские ведьмы так стремились к горожанам
и почему не находили они места в самом Киеве? 

Ответ напрашивается сам собой. Киевские ведьмы были не какими-то «исчадьями ада» и «пособницами сатаны», а обычными знахарками, собирательницами, скупщицами целебных трав и торговками на базарах. Элемент сатанизма в их деятельности, конечно, был, но не такой значительный, как об этом говорилось в фольклоре. По сути наши киевские ведьмы составляли хозяйственную корпорацию, отдаленно напоминавшую цеховые организации киевских сапожников, музыкантов или кузнецов. При каких-то других (условно моделируемых) обстоятельствах они могли бы претендовать на место среди ремесленных организаций города. Но увы, в своей деятельности знахарки пользовались чуждыми христианству брядами и древними языческими знаниями, а поэтому магистрат, если бы даже хотел, не мог предоставить знахаркам цехового устава легализировать таким образом их промысел. Получалось так, что места в городе для них не было, но в то же время – обойтись без них он не мог. 

Старый Киев: знахарки и ведьмы вместо врачей

До XVIII ст. дипломированных врачей в Киеве не было, и все целебное зелье доставляли горожанам сборщицы-знахарки, среди которых существовал особый, элитный клан знатниц, или ведьм, посвященных в древние тайны целительства. 

Обычные собирательницы трав ведьм не любили. За то, что они не ходили с артелями в лес и своими сокровенными знаниями ни с кем не делились. У них были свои ведьминские прогулки по Киеву, свои места сборов и тайные обряды (зелье собирали раздевшись, пели особые молитвы). В ведьмовские сборы входило определенное количество трав и среди них должна была быть главная. Та, что давала всем другим особую целебную силу. 

Особая травка: зелье для киевских ведьм

Обычные собирательницы считали такой сокровенной травой зверобой или тою (живокость). Они росли везде, но помогали не всем. Настоящие же колдуньи знали особые места, где росла священная трава ариев — тирлич, или по-русски горечавка желтая (Gentiana lutea). Ради нее они шли за сотни километров, рыскали по всем уголкам, доходили до Карпат и на протяжении веков выбрали почти все корни тирлича в Украине. Со временем ведьмы-знахарки перешли на более доступное зелье — горечавку голубую, которая росла по всей Украине и в особо больших количествах вокруг Киева. 

Когда ведьмы приходили в город?

Накануне Петрова дня (12 июля) толпы знахарок-колдуний с обоих берегов Днепра сходились в свою столицу на Днепре. С их появлением сонная жизнь городских окраин оживлялась. 

Сюда же приходили местные торговки зельем. Часть из них торговала своими травами, другие скупали их в большом количестве на продажу. 

РЕКОМЕДУЕМ ПРОСМОТРЕТЬ: ЕТНО ФОЛК LIVE з Мирославою Татарчук & «Зілля»

Описание типичной знахарки ХХ века находим, например, в воспоминаниях известной киевской деятельницы Софии Русовой. Она жила по соседству с поместьем мемуаристки и часто заходила к ней в гости. 

«Старушка, — пишет она, — была шептухой, знала всякие лесные и полевые травы, ягоды, целыми днями ходила по лесам и собирала все для снадобий, лечила людей от разных болезней. Маленькая ростом, с морщинистым лицом, напоминавшим печеное яблоко, с голубыми глазами, всегда в ветхой одежде, но никогда не в дырявой, придет, бывало, с полной корзиной грибов, подопрется рукою и начнет рассказывать. Это была живая лесная легенда, хроника местной жизни за 40 лет». 

В странную пору знахарки вели странную жизнь. Днем собирали травы в своих заповедных рощах, а ночью на Лысой горе загоралось множество огней. Здесь сушили целебные коренья. Звучали песни. Любопытные приходили посмотреть, как при свете костров на горе «бесновались» какие-то старые бабы и базарные молодицы. 

Сам «Богом хранимый град Киев» для них, как «приспешников сатаны», был закрыт, но к их присутствию в предместьях городские власти относились терпимо. Горожане верили в то, что целебную силу травам придают духи земли, а сохраняется она в них благодаря особым «сатанинским обрядам», совершаемым у костров на Лысой горе. 

Как киевские ведьмы готовили зелье на продажу?

Прежде чем продать лечебные травы киевским базарным торговкам, пришлые ведьмы должны были прилюдно совершить над ними некие «колдовские манипуляции». Их коллеги, простые сельские собирательницы трав, возвратившись из леса, сходились обычно в доме какой-нибудь из своих подруг одни (без мужчин), пили водку или варенуху и, чтобы сохранить в кореньях темную, демоническую силу земли, пели в «угоду сатане и его воинству» неприличные с точки зрения христианской морали (но отнюдь не богохульные) песни и предавались буйным танцам. Нечто подобное происходило и на Лысой горе на глазах у всего города. Здесь, в дыму костров, сушились коренья генцианы и других трав, здесь исполнялись ритуальные танцы. Здесь пили водку и известные лищь посвященным галлюциногенные напитки. 

Какими были шабаши?

Безобразные шабаши киевских ведьм производили на нового человека тяжелое впечатление. Приезжим казалось, будто они в самом деле попали вад и видят перед собой настоящих «приспешников сатаны». 

Ведьма улетающая на шабаш.
Рисунок из книги А. Палинга. 1659

Вот как описывает свои впечатления от шабаша 1794 года в поэме «Добрыня» известный русский архитектор и музыкант Н. А. Львов (1751-1803). Он отправлялся из Петербурга в Киев в поисках тайны славянской души и истоков древнего мелодизма. Но прибыл на берега Днепра крайне неудачно в дни знаменитых беснований на Лысой горе. 

Переправа у Выдубицкого монастыря работала медленно, и, простояв весь день на берегу, поэт уже в сумерках решается воспользовался услугами нелегального перевозчика. 

Но давно уж мы Бровары прошли, 
И пред Киевом, как под Троею,
Подпершись стоим и ни с места… А!
Уж пора бы нам и во град войти.
Месяц светел, млад по лицу Днепра
Пролагает нам путь серебряный;
Бьъется лодочка возле берега,
На корме сидит стар матерый муж,
Ездока старик дожидается.
«Здравствуй, дедушка». «Просим милости!»
Встрепенулся наш парус северный,
Ветр поставил нас вдруг к полуденному
Брегу Киева. Ну! порядочно ль 
Мы подъехали к городским стенам?
Бью челом тебе, славный Киев-град,
Златокованны твои маковки,
Звезды чистые, поднебесные
Со крутой горы со песчаные,
В глубине Днепра помаваючи,
Красоте своей удивляются,
Что в воде горят и на воздухе,
Что в тебе такое деется?.. 

Однако вместо праотеческого благообразия Львов увидел на правом берегу Днепра нечто неожиданное и непонятное. Невдалеке от перевоза под самым небом полыхали огни костров, слышались песни и необычно одетые или вовсе раздетые женщины танцевали какие-то дикие танцы. Это была Лысая гора над Лыбедью. Адская кухня колдунов у главного въезда в город: 

Пыль столбом, 
Коромыслом дым, 
В улицах теснятся, 
В полуночь не спят,
На горах огни
На полях шатры;
Разные народы,
Кашу разную варят. 

Английская ведьма XIX века
Рисунок из журнала «The Graphik» за 1889 год

О колдовстве и колдовской силе

В старину колдовали не меньше, чем теперь, а может быть, и больше. В практической магии ничего особенно греховного не видели. По народным преданиям, ведьмы иногда даже ходили вместе со всеми на богомолье в Киев и очень удивлялись, если их намерение не осуществлялось. Знаток украинского быта Н. Сумцов (1854-1922) приводит по этому поводу такую народную быличку. 

Проклятие ведьмы. Легенда

Во время сильной засухи 1887 г. «три женщины шли в Киев на богомолье; под Киевом они сели отдохнуть; две женщины потом встали, а третья никак не могла подняться. 

 Не можу йти, і сама не знаю чого», – говорила она.

Пошли ее спутницы в Киев и объявили игумену, что они оставили в поле женщину, которая без всякой видимой причины не может подняться с земли. Игумен послал к этои женщине священника с иконой и крестом. Священник нашел, что женщина до половины вошла в землю. 

– В чем ты грешна? – спросил он. 

– Тільки й гріх мій, що заговорила дощ на три місяця, – сказала женщина. 

– Будь же ты проклята! – сказал священник, и баба с шумом провалилась сквозь землю. 

Баба яга в Киеве тоже была: некоторые в это верили

Долгое время население Киева обслуживали преимущественно традиционные народные целители. Других медицинских услуг для небогатых людей просто не существовало. Лишь в 1737 году в Киеве появился первый городской врач. В 1786 году закрытый Кирилловский монастырь приспособили под городскую больницу, которая обслуживала преимущественно подольских ремесленников и содержалась на деньги магистрата. В 1803 году была создана первая общегородская больница на Кудрявце (в районе теперешней Академии художеств). 

Опытные врачи появились в городе в достаточном количестве лишь после открытия в университете в 1841 году медицинского факультета. Впрочем, и после этого многие киевляне не могли рассчитывать на надлежащее медицинское обслуживание. Не имея возможности оплачивать услуги профессиональных медиков, они продолжали ходить к знахаркам, колдунам и прорицателям-провидцам. Тяжело больные люди, разочаровавшись в медицине, уходили в мир мистических иллюзий, жгли черные свечки, изготовленные из жира покойников, заказывали черные мессы и попов-расстриг. у самозваных сатанистов.

В одной из киевских газет 1860 года писалось даже о какой-то новоявленной бабе-яге, которая, пытаясь вылечить ребенка от туберкулеза, сажала его на деревянную лопату и отправляла в раскаленную печь, а ночью носила на кладбище и катала по «могильной росе». 

Когда университетская медицина стала более доступной для горожан, рассказы о киевских ведьмах исчезли. Было даже такое время, когда молодежь знала о них только по прозе Гоголя и Булгакова. Однако в конце ХХ ст., так сказать, под занавес «эпохи прогресса», в Киеве снова поселилась бедность. Горожане стали искать спасения от ужасов жизни у всяких «приспешников сатаны». 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Free donation або добровільні пожертви. Що це?

На фоне новоявленных магов, ворожей, заклинателей и колдунов знаменитые гоголевские ведьмы-торговки, которых все еще можно увидеть на наших базарах, выглядят вполне пристойно. Своими скромными сборами трав они иногда действительно помогают больным людям. И обойтись без их услуг горожане, как прежде, не могут. Таков наш «прогресс»…

© Анатолий Макаров: «Были и небылицы старого Киева»

К. Трутовский. "Украинская девушка у колдуньи"1876.
«Украинская девушка у колдуньи»
К. Трутовский, 1886 (фрагмент)

РЕКОМЕНДУЕМ: Афиша мероприятий Киева от СПРАГА-инфо.

Каждый найдет для себя что-то интересное.