МАСОНЫ В КИЕВЕ

Киевский масон

Мой интерес к деятельности масонов вполне оправданный в первую очередь тем, что в многочисленных публикациях, связанных с этим вопросом, очень мало говорится о Киеве. Это удивило меня. Как так, неужели Киев хуже Полтавы, где существовали автономные ложи? Потом, начав проводить исследования, тщательно перерабатывая старые и новые источники, пришел к выводу: масоны в Киеве были, мало того, они играли свою вполне определенную роль как в политике, так и в экономике.

Конечно, те кто ходят на экскурсии по Киеву, мне возразят. Мол, столько всевозможных тематических экскурсий затрагивают эту тему – пальцев на руках не хватит чтобы перечислить.

Оно то да, конечно, но ведь о киевских масонах на экскурсиях говорится когда пересказываются легенды, а между тем,массоны в Киеве – это ни разу не вымысел. Во всяком случае, о Массонах говорится во многих исторических источниках.

История явления: первые массонские ложи

Да, речь здесь пойдет не о всемирном масонстве, идущем по сказаниям от св.Тибальда (1017-1066) к розенкрейцерам, тамплиерам и иллюминатам. Рассказ о киевских массонских ложах лучше начать с периода, хорошо описанного у Л.Н.Толстого в романе “Война и мир” или показанного в фильме А.Вайды “Пепел”. Тогда советские люди впервые узнали о массонском течении, которому сейчас определенные круги приписывают “мировое господство и причины всех бед, которые обрушиваются на обычных людей”. В мою задачу не входит определение причин этих «напастей на весь цивилизованный мир”, приведу только факты, опубликованные в разных изданиях – как современных, так и столетней давности. 

Более старые источники были недоступны, потому что еще Александр I запретил масонские ложи, а после восстания декабристов, Николай I обрушил беспощадные кары на всех причастных к масонству, которое возродилось лишь в самом начале ХХ века. Может быть, поэтому и считают, что все революции в мире делают именно массоны.

Первые ложи Киева

Начало масонства в Киеве можно отнести к эпохе царствования Екатерины II. Самой в первой массонской ложей считается “Ложа бессмертия”, основанная группой офицеров русской армии, Любопытно то, что все они, имеющие русские корни, организовались без всякой связи с петербургскими и даже московскими масонами, а находились в подчинении польской ложи “Великого Востока”. Попытка создать аналогичную массонскую ложу в Петербурге относится уже к 1787 г.

В 1788 г. в Киеве была основана по эклектической схеме массонскаяложа “Трех колонн”, но она вскоре закрылась. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Старый Киев через обьектив фотокамеры

Масонством баловался наш знаменитый земляк, бывший даже гетманом, Кирилл Разумовский, и втянул его в это личный секретарь И. Р. Мартос. Он, выпускник Киевской академии, долго проживавший в Киеве, был ревностный масон с филантропическим настроением из ложи “Елизаветы”. Вообще сам Кирилл Григорьевич был окружен друзьями-масонами со всех сторон. Среди них был его адъютант Иван Перфильевич Елагин, впоследствии ставший сенатором и гермейстером Высокого Капитула. Елагин объединил всех петербургских масонов, а при гетмане в Украине стал Великим мастером Великой ложи. 

В лице имевшего дворец в Киеве Н. Г. Репнина-Волконского слились два знаменитых деда-масона К. Г. Разумовский и Николай Васильевич Репнин, видный деятель массонского движения на высоком международном уровне, неоднократно бывавший в Киеве по делам службы и масонов. Сам Николай Григорьевич занимал почти тридцать лет пост Малороссийского генерал-губернатора в Полтаве. Его в дедовское массонское дело втянул управляющий канцелярией, надворный советник Михаил Николаевич Новиков. Он был основателем и управляющим массонской ложи “Любовь к Истине” (1818-1820). Его ближайшим помощником был секретарь и оратор этой же ложи, создатель блестящей “Энеиды” Иван Петрович Котляревский, по свидетельству современников прекрасный и честный человек.

Масоном был также знаменитый украинский художник Дмитрий Григорьевич Левицкий (1735-1822). Он, розенкрейцер, обладатель трех степеней иоановского масонства, добился повышения в степень шотландских мастеров и имел теоретический градус в ложе “Умирающий сфинкс”. А в ложе массонов “Любовь к Истине” в 1821 г. получил степень тамплиера переяславский поветовый маршал Василий Лукич-Лукашевич. 

Везде – в Полтаве, Переяславе, Каменце – существовали массонских ложи, а в Киеве даже приезд розенкрейцера и надзирателя ложи масонского писателя Ивана Владимировича Лопухина не изменил положения. Киевский митрополит Серапион красочно описал пребывание столь именитого гостя, с которым они вместе ходили в склеп под Софиевским собором, стояли у П. Соколова в1826 г. – нетленного тела умершего за шесть десятилетий до этого митрополита Рафаила Заборовского, – вели продолжительную беседу о вечном. 

Прошли десятилетия, киевское масонство конца XVIII века становилось розовым прошлым, по которому стали тосковать просвещенные мужи Российской империи. После головокружительных побед над Наполеоном, они решили возродить старое и забытое. Для этого нужны были силы, но молодые солдаты, на которых они возлагали большие надежды в низвержении существующего порядка, сплошь были неграмотны. Поэтому в российской армии появились школы самообразования, так называемые ланкастерские. В Киеве существовала школа взаимного обучения при 3-й понтонной роте на 160 чел., созданная полковником Шварценбургом, и при военно-сиротском отделении на 800 человек. Последней заведовал почетный член Общества учреждения училищ генерал-майор граф М.Ф.Орлов (1788-1842). О Михаиле Федоровиче, флигель-адъютанте Свиты императора, известно достаточно много, особенно о его связи с декабристами. Об этом активном участнике литературных обществ, в том числе и “Арзамас”, А. И. Тургенев писал: “Лучшее в Орлове есть страсть к благу отечества”. Генерал хотел чтобы восстановилось старое масонство, в котором видел те силы, которые могли бы принести благосостояние его стране. Орлов как вице-президент киевского отделения “Библейского общества” предлагает открыть образцовую школу, доведенную до 300 человек с бесплатным обучением. Само “Общество” у нас было открыто 6 декабря 1812 г. под влиянием Британской религиозно-просветительской организации. Орлов становится основателем Тайн Эриха “Союз русских рыцарей”, а позже примыкает к знаменитому по многочисленной декабристской советской литературе Союзу благоденствия”. Генерал-майор активно действовал вместе с Н. Н. Раевским, с которым породнился.

15 мая 1821 г. в старинной церкви Спас на Берестове  Михаила Орлова венчали с Екатериной Раевской. Певчие так хорошо пели, что жених не поскупился и дал им 100 рублей. В. С. Иконников сообщает, что на этой свадьбе был А. С. Пушкин.

Роль поляков в создании массонских лож

Возобновление масонских лож в Киеве, безусловно, было связано с поляками, более склонными к заговорам, чем другие братья-славяне. Так возникла 12 марта 1818 г. массонская ложа “Соединенных славян” (система Великого Востока в союзе Астреи). Мастером ее был Валентин Роцишевский, через год Франц Харлинский, а потом Густав Олизар, предводитель киевского губернского дворянства. Надзирателями были русские, а членами – все без разбора. “Можно было по-братски подавать друг другу руки”, – восторгался князь С. Г. Волконский. Прочитав записки Селецкого можно даже определить место сбора: “Над Крещатиком (прошу не путать с улицей) на одной из плоских возвышенностей, которыми кончается дворцовая часть Киева, стояло древнее, деревянное, полуразрушенное здание; там в старинные времена была масонская ложа, потом в здании этом помещался театр. Наконец оно пришло в совершенную ветхость и служило убежищем летучим мышам; зловещий крик последних нередко вечерней порой пугал прохожих и наводил на них уныние… Существовало поверье, что место это нехорошее, что заколдованный дом, обитаемый выходящими с того света”.

Массоны среди декабрисов

Более приличным для заседания массонов в Киеве был Контрактовый дом, находящийся и ныне на Подоле. Частым местом встреч массонов была “Зеленая гостиница” (не сохранилась), указывали также деревянный дом на Липках, который исчез в середине XX века. Любили принимать братьев у себя Олизары, С. Г. Волконский. Именно Сергея Григорьевича возвели в почетные члены упомянутой массонской ложи в том впоследствии страшном месте. Он один из активных членов масонского движения, член массонских лож “Соединенных друзей’, “Сфинкса”, основатель “Трех добродетелей”. 

Не хочу останавливаться подробно на всех руководителях и участниках восстания декабристов. О них достаточно написано и даже создание прекрасного киевского Музея А.С.Пушкина было возможным в советское время только с приставкой «…и декабристов”. Их, единственных из дворян и высшей знати, любила официальная историография и литературоведение, никогда не упоминая об их принадлежности к масонам. У меня сложилось мнение, что большинство советской интеллигенции искренне восхищалось декабристами из-за подспудной тоски по аристократии.

Тут нельзя было придраться: в СССР о декабристах разрешалось рассказывать все и поощрялось писать

о них. Сегодня причины движения декабристов непонятны. У поляков была цель – независимость их родины. А у наших? Создание вольной республики с равенством прав для всех – весьма сомнительно. Обладая влиянием, богатством и множеством крепостных, ни один из них никого не отпустил на волю! Поэтому более на них останавливаться не буду, хотя многие весьма симпатичны. 

В 1822 г. масонские ложи согласно указу Александра I были запрещены, что придало их заседаниям определенную таинственность, без которой они, не лишенные романтизма, страдали. А массовые репрессии, произведенные после Сенатской площади и восстания Черниговского полка, руководимого братьями-масонами, опустили завесу на деятельность тайных обществ. Только польские масоны не успокоились, вот некоторые из них – первый муж жены О.Бальзака Винцеслав Ганский, ее брат А.С.Ржевуский, его служащий Комаревич-Фортуне и другие. 

Только с началом ХХ века в Российской империи возродилось движение масонов, переключившееся из мистически-просветительских к политическим и карьерным целям. Тогда, по строгим подсчетам, не более полусотни жителей империи состояло в правильных ложах, включая также иностранные. Но буквально через несколько лет объединений насчитывалось свыше сорока с численностью 400 братьев. После Февральской революции количество лож уменьшилось до 28, а их деятельность угасла. Это вызвано падением царизма, с которым боролись масоны, являясь тайной организацией, пришедшей к власти. Лидеры лож, ставшие правителями России, забыли основные масонские правила, ибо никогда всерьез в них не верили, а свои организации “усыпили”, то есть закрыли. Попробую вкратце осветить это важное десятилетие масонства, которое привело страну к революции. 

Известный историк и этнограф М.М.Ковалевский (1851-1916), который возродил киевское масонство, родился в Харькове в семье богатого помещика. В 1872 г., окончив Харьковский университет, отправился за границу, в то время увлекаясь первобытным обществом и соответственно коммунизмом, лично познакомился с К.Марксом ин Ф.Энгельсом. В Париже в 1901 г. организовал Российскую высшую школу общественных наук, в программу которой входил курс истории Украины. Это было впервые, потому что Максим Максимович не упускал возможности защитить украинскую культуру публично не важно где, в печати, в Государственной Думе или Госсовете, членом которого он был. Это очень не нравилось В.И.Ленину, критнковавшему его за эти симпатии. 

Ковалевский еще в юности стал французским масоном, а в 1906 г. получил повеление открыть две массонские ложи в Москве и одну в Петербурге. Через два года таковы были заведены в Киеве, Харькове и еще в 16-ти городах империи – от Варшавы до Иркутска. Один из его первопосвященных, адвокат В.А.Маклаков, постоянно бывавший у нас в городе, был организатором киевской ложи. 

Более подробных данных у меня пока не имеется, но можно сказать, что от начала Первой мировой войны до февраля 1917 г., который я убежден и был подготовлен массонами, в империи не было профессионального союза, учреждения, государственной или общественной организации, где не было бы масонов. Кто там был? Трудно сказать. Для начала приведу только тех, кто связан с Киевом (по словарю, взятому из книги Нины Берберовой “Люди и Ложи”). 

Известные киевские массоны

  1. Алданов (Ландау) Марк Александрович (1886, Киев – 1957), – писатель, один из основателей массонских лож “Свободная Россия” и “Северная 3везда” в Париже. 
  2. Балаховский Даниил Григорьевич (1863-1931), – сахарозаводчик. До 1917 г. – французский консульский агент в Киеве, затем эмигрант. 
  3. Вакар Николай Платонович, – сотрудник парижских “Последних новостей», с 1919 г. инициатор возобновления масонских лож в эмиграции.
  4. Вернадский Владимир Иванович (1863-1945), – академик, первый президент НАНУ.
  5. Воропаев М. А., – крупный промышленник.
  6. Гольдштейн Моисей Леонтьевич, – адвокат, в Киеве глава Всеукраинского комитета пострадавших от погромов.
  7. Григорович-Барский Дмитрий Николаевич, – председатель киевской судебной палаты. 
  8. Грузенберг Оскар Осипович (1866-1942), – адвокат, защитник по делу Бейлиса.
  9. Гуль Роман Борисович (1896, Киев – 1986), – писатель. 
  10. Добрый А.Ю., – сахарозаводчик и банкир. Из-за него в УНР произошел правительственный кризис в апреле 1918 г. Он был арестован за потакание немецким властям.
  11. Кочубей Леонтий Васильевич, – член Госдумы и масонского Межпарламентского союза (1910).
  12. Лопухин Сергей Алексеевич, – прокурор Киевской судебной палаты, сенатор.
  13. Луначарский Анатолий Васильевич (1875 — 1933), – литератор, государственный деятель СССР, массонская ложа “Великого Востока Франции”, в которую он вступил в Париже, обучаясь у Ковалевского М.М.
  14. Маклаков Василий Алексеевич (1869 — 1957), адвокат, защитник Бейлиса, ложа “Свободная Россия”.
  15. Одинец Дмитрий Михайлович (1882 — 195?), профессор истории, министр Центральной Рады, член киевской ложи “Астреи”, в Париже “Северная Звезда”. 
  16. Петлюра Симон Васильевич (1879 — 1926), – литератор, политический деятель, лидер Директории, Великий мастер в массонской ложе “Великая ложа Украины”.
  17. Терещенко Михаил Иванович (1888, Киев — 1958), сахарозаводчик, товарищ председателя Военно-промышленного комитета, министр финансов, а потом иностранных дел Временного правительства.

Терещенко и массонство

Деятельность М.И.Терещенко очень характерна и показательна для того периода, поэтому стоит остановиться подробнее на нашем земляке. Часть материала взята из книги “Люди и Ложи” Нины Берберовой, но прошу к нему относится скептически, там есть неточности и ошибки, хотя других, более похожих на достоверные, данных просто нет. Терещенко Михаил Иванович (5-V-1888, Киев — 1-IV-1956, Монте-Карло), сахарозаводчик, товарищ председателя Военно-промышленного комитета, министр финансов, а потом иностранных дел Временного правительства. Н.Берберова считает, что он вместе со своим близким другом и единомышленником А.Ф.Керенским, объединив всех масонов России, подготовил государственный переворот. Приведу цитату из ее книги: “Когда Терещенко захотел уйти в отставку (после второго коалиционного правительства), то Керенский прерывающимся от волнения голосом, в котором слышались ноты рыданий, упрекнул Терещенко в том, что тот его покидает, так как обещал не расставаться с ним до последнего момента”. Такие сцены, возможно, повторялись несколько раз, так как при каждой смене министров для Керенского было очень важно, кто масон, а кто нет. Своим братьям он напоминал о клятве”. Тройка: Керенский, Терещенко, Некрасов свидетельствовала, что членов тайного общества. объединяло нечто более сильное и прочное. 

Краткие данные о двух других: Керенский Александр Федорович (1881-1970), адвокат, получивший популярность, выступая в политических процессах. Депутат ГУ Государственной думы, председатель фракции трудовиков. 15 марта 1917 г. стал министром юстиции Временного правительства, в 1-м и 2-м коалиционных Временных правительствах военный и морской министр, а с 21 июля министр-председатель, с 12 сентября верховный главнокомандующий. Тогда появилось его определение “главноуговаривающий”. В сентябре (25-го) возглавил “Директорию” (“Совет пяти”, где министром иностранных дел был Терещенко); Некрасов Николай Виссарионович (1879-1940), лидер левого крыла партии конституционных демократов, член ,III и V Государственной думы, секретарь Верховного Совета масонов России, во Временном правительстве министр путей сообщения, потом финансов, с сентября 1917 г. генерал-губернатор Финляндии, в 1921-30 г. член правления Центросоюза СССР, в 1930-33 г. в заключении, в 1939 г. арестован и расстрелян. 

Далее о Терещенко. Есть предположение, что Михаил Иванович был членом или даже организатором в 1910 г., не смотря на свои молодые годы, массонской ложи “Люцифер”. Но, скорее всего, он вошел через два года в возобновленную массонскую ложу “Малая Медведица”. Керенский с братьями напечатали устав, назвав себя “Итальянские угольщики”. В том же году был в строгой тайне создан “Верховный Совет народов России”, который контролировался Всемирным масонским конвентом. Уже через год в этом Совете в качестве так называемых “секретарей” оказались Керенский, Терещенко и Некрасов. Вскоре была организована “Думская ложа” в составе 40 человек. “Верховный Совет Народов России” поручил всем достачтимым мастерам русских лож на территории империи составить список будущего правительства. Так были подготовлены кадры для свержения самодержавия и взятия власти. 

Став в феврале 1917 г. одним из лидеров государства, Михаил Иванович не оставил после себя воспоминаний. Некоторые интерзью с ним можно было бы найти в старых газетах, но там ни слова о его причастности к масонам. Остаются только свидетельства его друзей и недругов. 

Его молодые годы, проходили в Киеве. В 17 лет он стал богатейшим человеком, потом жизнь “баловня судьбы” в Петербурге, дружба санглийским послом, Блоком, Ремизовым, известным масоном, великим князем Николаем Михайловичем, создание популярного издательства “Сирин”. В феврале 1917 г. вхождение в состав Временного правительства, где из одиннадцати министров только П. Н. Милюков не был масоном. Он был “профаном”, потому что презирал все мистическое, ненавидел всякий символизм и таинственность. В “Воспоминаниях” Павел Николаевич пишет: “Я хотел бы подчеркнуть связь между Керенским, Некрасовым, Терещенко и Коноваловым. Все четверо довольно различны и по характеру, и по своему прошлому, и по своей политической роли; но их объединяют не только политические взгляды. Они связаны какой-то личной близостью политико-морального характера. Общие взаимные обязательства, исходящие из одного и того же источника. В политике последние министры новички, и их появление вызывает особые объяснения. Киевлянин Терещенко известен как меломан в Петербургских кругах; другой “министр-капиталист”, почти профессиональный пианист. Терещенко берет, по ассоциации со своими капиталами, портфель министра финансов; потом столь неожиданно, без всякой предварительной подготовки, становится дипломатом. Природный ум и хорошее воспитание его выручают. Мой антагонист и приемник, он потихоньку ведет мою же политику, успешно надувая Совет рабочих депутатов, но к концу постепенно освобождается от своего левого гипноза и даже разрывает с Керенским”.

В этом отрывке Милюков, которого на посту министра сменил Терещенко, как бы спорит с другим лидером кадетом В.Д.Набоковым: “Французские и английские дипломаты относятся лучше к Терещенко, чем к Милюкову. Почему?”. 

Войдя и во второй состав правительства с теми же братьями-масонами, Терещенко продолжает политику, обещанную союзникам. А это всеобщий мир без аннексий и контрибуции, прочные связи с Антантой, невозможность сепаратного мира с Германией, оборонительная война и освобождение земель, занятых немцами. 

Используя свои киевские связи, Михаил Иванович приезжает в июле 1917 года в Киев вместе с Керенским и ведет переговоры с Центральной Радой. Не смотря на то, что многие украинские лидеры еще помнили его по Киеву, основополагающие государственные вопросы так и не были решены. Пришлось не с чем возвращаться в Питер. 

Хорошо известный по советским источникам арест “министров-капиталистов” после штурма Зимнего дворца, странное освобождение нашего земляка из рук большевиков, 

“б января 1918 г. в свой последний день в России Терещенко пошел проститься с великим князем Николаем Михайловичем. Тот поцеловал его крепко в обе щеки и лоб” (Воспоминания Д.Бьюкенена), потом эмиграция: Норвегия, Франция, Англия, смерть в Монако вот вехи его долгого жизненного пути. 

С установлением советской власти в стране, масонство вскоре прекратилось. Многие масоны погибли или эмигрировали, к тому же не было необходимости в ритуалах, и самое главное строгое соблюдение закона СССР: “больше трех тайно не собираться”. По этой же причине прекратило существование и мистическое масонство, хотя еще в 1920-е годы Киевское ГПУ время от времени арестовывало членов лож в пригородах Боярка, Ирпень, Фастов. В усадьбах с отдельным входом легче сохранить тайну собрания, чем в многоэтажках с бдительными соседями. 

РЕКОМЕНДУЕМ ПОСЕТИТЬ: ЭКСКУРСИИ ПО КИЕВУ ОТСПРАГА.ИНФО

С приходом “перестройки” и развитием демократии появились все предпосылки создания сети масонских лож во всех бывших республиках СССР. Сегодня многие московские авторы делают попытки издать словарь современных масонов, но я к приведенному списку (Горбачев М.С., Явлинский Г.А., Яковлев А.Н. и многие другие) отношусь скептически, хотя им приписывают все политические преобразования последних лет ХХ столетия. Но, тем не менее, обращусь к читателям с просьбой дополнить приведенные скупые сведения о местных масонах, особенно тех, что касаются послереволюционной обстановки или сегодняшнего дня. 

“Кевлянинъ” №33, 2002 г. 

P.S.: К сожалению писем читателей редакция не дождалась, и Газета вскоре закрылась. Я и сам мог бы дополнить новыми данными по этому вопросу, особенно того, что касается современности, но не буду этого делать, так как это за меня сделали другие авторы.